Неверный логин или пароль
Забыли пароль?
 
25 Июня 2024 вторник
Александр Акопов
Александр Акопов22.10.2013  с помощью Деловая газета Взгляд
Путин прокомментировал беспорядки в Бирюлево
Президент России Владимир Путин заявил во вторник, что недовольство жителей Западного Бирюлево, где недавно массовые...
Анатолий Эль-Мюрид: Пентагон разработал и потихонечку сейчас обкатывает совершенно новую оперативную доктрину о так называемой «мягкой войне». Есть страна, которую необходимо смести, уничтожить или принудить к выгодному для себя «миру», в прежней доктрине – на нее, как на Ирак, нападали, совершали против этой страны агрессию, оккупировали, и добивались каких-то своих задач, хорошо или плохо это другой вопрос. Но такая доктрина, как показал пример Ирака и Афганистана, связана с колоссальными затратами. На Ирак и Афганистан Штаты потратили уже почти два триллиона долларов. Такие затраты на такие мизерные результаты они нести больше не хотят.



Артём Войтенков: Плюс и видно, что это они долбят войсками.



Анатолий Эль-Мюрид: Да. Поэтому Пентагон поднял достаточно старые разработки, они на них по-новому посмотрели, отработали и создали новую концепцию войны, которую сейчас используют в Сирии – так называемая «Концепция мягкой войны». Суть ее довольно простая, если рамочно ее оценить: на территорию страны засылаются огромные массы боевиков – проплаченных там, мотивированных, как угодно – не всем платят, у некоторых джихад в голове сидит. Эти люди внедряются на территорию страны, на территорию городов, смешиваются с населением, а потом просто начинают резню.

Я разговаривал с нашими офицерами генштаба в мае месяце этого года, в «независимом военном обозрении» был такой небольшой круглый стол, и там офицеры нашего генштаба сказали о том, что они на основе сирийского опыта провели определенный расчет, военные же любят цифры. Они по итогам сирийских событий провели расчеты и вывели для себя, что для того чтобы запустить эту «мягкую войну» в городах, достаточно иметь 0,25 от общей численности населения этого города боевиков. То есть для миллионного города достаточно всего двух с половиной тысяч, чтобы запустить беспорядки. Когда две тысячи с половиной человек например в Казани начинают громить полицейские участки, убивать все что шевелится, захватывать в полицейских участках склады с оружием, нападать на граждан и так далее, волей-неволей государство будет вынуждено вводить туда не просто полицию, не просто даже внутренние войска, а уже армию, и собственно говоря армия и будет делать за противника всю основную работу – она будет стрелять по этим боевикам из пушек, утюжить их танками и разрушать собственный город, собственную инфраструктуру, собственные объекты жизнеобеспечения, то же самое, что происходит в Сирии.

По большому счету, не так много боевиков действует на территории Сирии, по сравнению с сирийской армией. Армия – это триста тысяч человек, из которых воюют примерно тысяч 50-60, остальные тоже требуются – несут гарнизонную службу и так далее, а против боевиков воюют тысяч 50-60. И боевиков примерно 30-40 тысяч человек одномоментно находится на территории Сирии, и постоянно прибывают. За счет этого армия по большому счету сама уничтожает собственную страну, потому что никаких других способов воевать с боевиками, кроме как уничтожать их с помощью тяжелой техники, авиации, придумать невозможно.

А боевики стремятся в города. В Сирии города практически все – миллионники, Алеппо – миллионник, Хомс – миллионник, Дамаск – миллионник, поэтому разрушения, которые наносятся этим городам колоссальны. И, по сути, смысл этой мягкой войны заключается в следующем: сама страна, ведя вот такую войну с боевиками, сама себя разрушает, сама себя ослабляет, на сегодняшний момент экономическое состояние Сирии просто катастрофическое, потому что невозможно вести нормальную экономическую деятельность в такой ситуации.

А затем Сирии выставляется некий ультиматум – и мы сейчас прямо видим, какой именно ультиматум ей выставили – ликвидировать свое химическое оружие. А это очень серьезная проблема, потому что химическое оружие Сирии создавалось как противовес израильскому ядерному оружию. И после того как химическое оружие Сирии будет вывезено, уничтожено, то израильское ядерное оружие останется единственным оружием массового поражения в регионе. Это резко дисбалансирует ситуацию, создает преимущества Израилю, создает соблазн решать какие-то свои задачи путем давления с помощью этого ядерного оружия. Его, естественно, применять не будут, но угрозу применения уже нечем купировать, нечем парировать, уже нет того химического оружия Сирии, которым она угрожала залить израильские города в ответ на какую-нибудь ядерную атаку.

В России ситуация примерно такая же – и нам не нужно, чтобы к нам проникали боевики через границу как в Сирию, они у нас уже здесь есть, те 10 миллионов иностранцев, которые сейчас присутствуют у нас, причем в основном из стран Средней Азии, среди них всегда можно найти 10, 20, 30 тысяч человек, которых можно бросить в любой город. Если опять таки вспомнить ту цифру – 0.25 процентов чтобы запустить, и 0.4 процента от численности населения достаточно для того, чтобы поддерживать эту войну в разрушительном состоянии, то Москва, с ее населением в 12 миллионов, ну пусть даже 15, для нее нужно буквально 60 тысяч боевиков для того, чтобы разнести всю Москву в пух и прах с помощью нашей доблестной армии. Потому что никаких других способов бороться с боевиками найти нельзя. Кажется, что 60 тысяч это огромное число, но на самом деле любой футбольный матч собирает практически такое же количество. Это один стадион.



Артём Войтенков: Да у нас дворников в Москве даже больше! И рабочих там разных…



Анатолий Эль-Мюрид: Дело в том, что да, хозяйство всех мегаполисов, и в Питере, и везде, оно уже полностью отдельными секторами захвачено приезжими иностранцами. Торговля розничная практически вся, если не считать гигантских этих супермаркетов – но и там они работают, на низовых должностях. Вся розничная торговля мелкая в их руках, все транспортное сообщение – все эти маршрутки, автобусы – не все конечно, но большинство – у них, и так далее, кому воевать уже есть.

Понятно, что совершенно не все из них это джихадисты. Но из миллиона человек найти 10 тысяч, 5 тысяч людей, которых можно мотивировать через те же молельные комнаты, которых у нас в Питере накрывали на Апраксином дворе, а здесь, по-моему, на Никольской набережной не так давно накрыли какие-то молельные комнаты, фактически это с одной стороны военкоматы, через которые проходят эти люди – мобилизация, с другой стороны это центры идеологической обработки.

Поэтому для России эта ситуация тоже очень тяжелая, и этот прецедент с химическим оружием очень тяжелый, вполне достаточно здесь у нас повоевать таким же образом годик, несмотря на то, что все-таки наша армия это не сирийская, но тем не менее, когда велся расчет, то выяснилось, что в нашей армии можно создать ударную группировку численностью в 250 тысяч человек. Все, это максимум того, что мы можем сейчас ввести для ведения нормальных боевых действий. И если боевики как в Сирии начнут действовать по территории всей страны, то эти 250 тысяч человек тоненьким слоем масла размажутся по всей стране и эта война тоже, как в Сирии, будет вестись бесконечно. И вполне реально повторить сирийский опыт у нас, этот опыт, мягко говоря – чтобы мы опустили сами себя как можно ниже, после чего нам можно будет выкатить какой-нибудь ультиматум.
Николай Гоголев22.10.2013
К сожалению похоже на правду...
твс анти22.10.2013
Любая армия зависит прежде всего от коммуникаций, от каналов доставки вооружения. Сирия в этом плане практически со всех сторон открыта, на границах Турции, Израиля даже организованы полевые госпиталя и тренировочные базы, откуда идёт заброска боевиков.


В России совсем другие масштабы, боеприпасов армии боевиков надолго не хватит, если поставки не будут организованы самими властями.

Александр Перовский22.10.2013
это, конечно, весьма похоже на правду. Но что-нибудь кто-нибудь делает для предотвращения этой "мягкой войны"? Все начальнички талдычат, что визы вводить нельзя, без гастеров экономика загнется, надо создавать условия для развития всех. Это как понимать? работают на пендосов?
Алексей Свободин22.10.2013
твс анти, дело не только в боеприпасах.
Отсутствие боезапаса с лихвой можно компенсировать количеством боевиков.
Если уж говорить об этих процентах, то вооружённых боевиков на страну надо было бы 250 тысяч. Так это на всю страну!
А их не один миллион, причём их можно концентрировать в узких регионах - в той же Москве, к примеру.
Плюс у них - эффект внезапности, то есть можно целыми ...

подробнее

Алексей Свободин22.10.2013
Александр Перовский, ну вот Собянин например в интервью "Коммерсанту" чётко сказал, что не видит смысла в иностранных трудовых мигрантах в Москве, но не видит и возможности пресечь это внутри одного города, это надо организовывать на государственном уровне.
Что тоже небеспроблемно: СНГ и вся "дружба" республик бывшего СССР мгновенно развалится, поскольку они построены на прозрачности ...

подробнее

твс анти22.10.2013
Алексей Свободин, дело в боеприпасах, мотивации и расстояниях.
В Сирии боевики имеют возможность отступить в Турцию или другое место, откуда заброшены.
От Дамаска до границы с Израилем 70 км, боевики имеют возможность пострелять днём, а вечером быть уже в Израиле.


Про мотивацию - идти на верную смерть человека заставить довольно сложно. Если "толпы в тюбетейках" не будут верить в ...

подробнее